Никогда так не делайте! Тонкости свадебного этикета

Никогда так не делайте! Тонкости свадебного этикета

Свадьба — одно из тех событий, где незнание элементарных правил этикета может привести к настоящей катастрофе. Как избежать неловких ситуаций самим молодоженам и их гостям, АиФ.ru рассказала педагог-консультант по этикету и деловому протоколу Татьяна Николаева.

Свадьба как у людей

Жениха нашли закутанного в занавеску

Наш питерский колумнист Екатерина Сергеевна, ведущая суперпопулярный интернет-дневник «Кэт. Записки шлюхи» , стала свидетелем зарождения новой ячейки общества.

Девочки, а что, хотите замуж? А зачем? Нет, правда, зачем?

Вам, чтоб жить или так, чтоб платье, фата, довольные пьяные родственники?

Просто я вот от каждой второй слышу, что да ну на фиг ее, эту свадьбу, с этими выкупами-подкупами-пьянками — мы со своим зайчиком, котиком, рыбчоночком свалим куда-нибудь в Доминикану и будем там целый месяц одни.

А на выходе что? Выкуп, загс, ресторан у Ильгиза, мамо, папо, горько, Турция — красные носы и все включено.

Причем потом спросишь: мол, ты ж хотела в Доминикану, все дела.

Машет рукой. Какая уж Доминикана, нет сейчас на нее денег, да и все делают свадьбы, а у меня вдруг не будет? Да и родители хотели свадебку. Надо ж, чтобы все как у людей.

Семейная жизнь часто начинается со свадьбы, после которой есть что вспомнить. Фото: pulson.ru

Цепкая теща

Тетя Рая — женщина толстая, крикливая, типичнейшая мать семейства, взявшая все в свои руки. Рая живет в соседней парадной. Бонусом к Рае идут: муж — тихий бухарь-подкаблучник, лопоухий сын-шестиклассник и дочурка Ленка — томная массивная девица лет двадцати.

Семейство живет на первом этаже в двухкомнатной квартирке с советскими еще, ситцевыми, занавесками на окнах.

Впрочем, все эти семейные перипетии не стоили бы столь подробного рассказа, если бы не одно обстоятельство.

Все дело в том, что в начале августа в мою дверь позвонила Рая.

— Как дела, Катюшенька? — бодро начала она. Глазки бегали будто сами по себе. — Катюшенька, я к тебе по делу. Помнишь, вы как-то фотографировались в платье? Ну, в таком, свадебном. Оно сохранилось еще?

И я вспомнила. Когда-то, еще с год назад, мы проснулись утром у Маши с дичайшего бодуна и приняли мудрое решение — переползти ко мне домой. По дороге мы опохмелились в каком-то кабаке. А еще через час купили в секонд-хенде свадебное платье. Платье это, кружевное, в пол, дремучей моды, валялось на какой-то раскладушке под кучами хламья, а Машка вдруг вспомнила, что давно хотела фотосессию в свадебном наряде. За платье просили шестьсот рублей. Мы сторговались за пятьсот.

И был у меня дома свадебный алкофототрэш. Мы дурачились в том платье, как только можно, залили его шампанским, порвали по поясу, а под конец выползли ко мне в парадную, дабы пофоткаться в дурацких позах на ступеньках.

Мимо нас к соседке поднималась Рая. Она поздоровалась, поулыбалась и потопала наверх.

. А спустя год, в начале августа, Рая стояла в моей квартире и спрашивала про это свадебное платье.

— Не знаю, — озадачилась я, — оно подружкино. А вам зачем?

— Ой, как бы хорошо, если б сохранилось! — заулыбалась Рая. — А можешь узнать? Если сохранилось — можно я его напрокат возьму?

И услышала я дивную историю про то, что Ленка, Раина дочурка, еще в конце апреля сошлась с Павликом. И ладно бы молодые просто гуляли по паркам, но нет же — Павлик этот часто ночует у них дома, поскольку у самого Павлика предаваться всяким молодым утехам точно негде. Там однокомнатная коммуналка, бабушка и мама.

. но стыдно рассказать. Фото: pulson.ru

Нет, сама Рая, конечно же, все понимает — дело это молодое, но не годится ж так, чтоб молодые спали вместе и без официальных отношений. Точнее, пусть бы спали как угодно, но только чтоб никто не видел. А так — перед соседями стыдно: люди ж видят, что он на ночь не уходит. Опять же, жизнь идет, дочуре уже двадцать, можно сказать, в девках засиделась, а тут — готовый жених. Чего ж не взять?

И Рая созвала семейный совет, на котором и поставила вопрос ребром: мол, или все официально, или вообще — никак. Павлик ошалел от таких разворотов, но от цепких лап будущей тещи не так-то просто было отвертеться. И в самом деле — чего ночевать просто так?

И моментально тещей было решено: быть свадьбе. Да такой, чтоб не было стыдно перед людьми.

То есть платье, машины, фата, шестьдесят человек родственников.

Семейный бюджет не был рассчитан на свадьбу. По правде говоря, этот самый бюджет вообще не подразумевал никаких трат, кроме текущих: на еду и за квартиру. Да и какая уж тут свадьба, когда на занавески уже лет двадцать не хватает? Но разве могут остановить такие мелочи?

Ничего, что жених еще молод, из образования у него — только школа и брошенный на первом курсе техникум, а из работы — кукиш. Ничего, что в Ленкином активе — колледж на хрен знает какого менеджера и посменная работа в соседнем продуктовом.

Все это мелочи. Свадьба должна быть шикарной.

На машины Рая одолжила у родственников, клятвенно заверив, что вернет из подарков. На стол взяла кредит. А на платье не хватило. Хотелось бы, конечно же, что-то остромодное для Леночки, хотя бы напрокат, но цены, цены! И Рая вспомнила, что год назад, поднимаясь к соседке.

— Рая, — скептически сказала я, — не думаю, что оно Лене подойдет. Оно и у нас-то не новое появилось, порвалось местами, да и по размеру я сомневаюсь.

— Катечка, — вскинулась она, — ты попроси подружку, пусть покажет, если уж совсем не подойдет, тогда мы что-то уже придумаем.

На следующий день немало удивленная Машка закинула мне это злосчастное платье, томившееся у нее где-то на балконе в коробке со старыми босоножками. Никаких «прокатных» мы, конечно же, не взяли.

А еще через день я уехала в отпуск.

Сворованный коньяк

Рая появилась, как только я приехала.

— Катя, ты есть? — удивленно спросила она, когда я открыла дверь. И сразу, не давая мне опомниться, перешла к делу: — Катя, ты не выручишь? Мне немного — долларов шестьсот, я тебе на следующий день после свадьбы отдам.

— Рая, — сказала я, перезагрузившись, — Рая, я только приехала, потратила все до копейки.

И посмотрела на нее, думая, насколько честно выглядят мои глаза. Деньги у меня были, но одалживать их Рае не хотелось.

— Ой, как жалко! — огорчилась она. — А я уже прямо не знаю, где взять. А у тебя негде одолжить? Я верну сразу же.

И рассказала мне про то, что столовую нашли через знакомых, очень хорошо, по блату. Клееночки на столах там уже не ахти, но что-то можно придумать, скатерочки какие-то, готовить будут там, а спиртное — свое, и мясо — тоже на рынке беру; машины напрокат вышли дороже, чем хотелось; прическу молодой сделают за полцены — через два квартала парикмахер-стажер; шампанского взяли три ящика, нашли совсем недорогое; коньяк брали пятилитровыми канистрами, свежеворованный с какой-то базы, водки, правда, пока мало и запивать пока еще не брали. И голубей еще очень хочется, молодых порадовать — так, чтоб вышла Леночка красивая из загса, и Павлик рядом, и голубки — из рук и в небо.

Обручалки взяли, ну, конечно, золотые, красивые, массивные, а то что ж позориться с каким-то фуфлом — это ж на всю жизнь!

И платье подошло ну прямо идеально! Всего-то отстирали, отпарили, пуговички поменяли, чуток подшили в рукавах и по росту, сделали вставочку сбоку, на место дырки в пояс пришили цветок.

И в ту субботу я имела счастье наблюдать. Да что там — счастье наблюдать имел весь дом.

Свадьба началась с размахом.

В десять утра под окна с ситцевыми занавесками прикатил обалдевший Павлик с пэтэушными друзьями.

В следующие полчаса Павлуша под бодрые вопли невестиных подружек, краснея и явно мечтая провалиться, угадывал, какой именно след от помады на бумажке принадлежит его будущей жене.

Счастливая почти теща, обвешанная бижутерией «под золото», в диком, блестяще-тигровом платье в облипку на невозможных телесах, шумно встречала прибывающих гостей, посматривая по сторонам гордо и чуть свысока.

Тесть, в сером костюме фасона восьмидесятых, тихо курил у парадной и явно хотел скорее поддать после вчерашнего — дочку ж замуж выдает!

Потенциальная свекровь на немодных каблуках бедненько жалась в сторонке, поддерживая сентиментальную бабушку новобрачного. На них никто не обращал внимания.

В одиннадцать, с женихом под ручку, во двор выплыла смущенная невеста. То ли платье где-то пережало, а то ли от повышенного к себе внимания ее лицо имело цвет недозревшей свеклы. Невообразимая прическа была ей малость не к лицу.

Жених, судя по выражению лица, вообще, похоже, хотел закататься в асфальт и сидеть там, пока все не кончится.

Пустые конверты

Рая пришла в гости два дня назад, расстроенная сильно. Хотела вернуть платье. Я не взяла, подарила на память. Долго пила чай, рассказывала, что гости — сволочи: три совсем пустых конверта — и знать бы, кто; двоюродный брат подрался с Райкиным же мужем; Ленкин дядя в порыве бил посуду, мясо приготовили дрянно и кто-то украл целый ящик шампанского — жалко.

А Павлик напился до такого, что когда в середине свадьбы все поняли, что куда-то пропал жених и начали его искать, то нашли закутанного в занавеску, на коленях. с вилкой. под окном. и как же Леночка с ним будет, бедная, если он уже на свадьбе такое себе позволяет. Она, бедняжечка, полвечера так плакала, так плакала.

И еще — что подаренных денег очень мало. Едва ли хватит покрыть кредит. А уж что с долгами делать. и может, все таки, могу я одолжить. совсем немного, хоть долларов четыреста.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector